ОТ ДОЗВУКА ДО ГИПЕРЗВУКА

29.01.2019

Военно-промышленный курьер

ОТ ДОЗВУКА ДО ГИПЕРЗВУКА

Х-101 – лучшее оружие из всего класса крылатых ракет

Обносов Борис, Фаличев Олег

Отечественный ОПК продолжает подводить итоги 2018 года. О том, каким он был, и задачах на 2019-й «Военно-промышленному курьеру» в канун 17-летия корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) рассказал ее генеральный директор Борис Обносов.

– Борис Викторович, каким был для корпорации 2018 год?

– Окончательные итоги нашей работы в минувшем году будут подведены позднее, ближе к марту. В том числе на уровне Министерства обороны и правительства. Но предварительные результаты уже ясны. Объем выручки (без недавно вошедшего в КТРВ концерна «Гранит-Электрон» с его предприятиями) вырос на 10–12 процентов и составил 231 миллиард рублей. Чистая прибыль – почти 25 миллиардов. Средняя зарплата по корпорации – 55 тысяч рублей. Численность работающих – 51 тысяча (без концерна «Гранит-Электрон»). Кредитный портфель в основном связан с выполнением ГОЗ и федеральных целевых программ. Он снизился до 12 миллиардов рублей. Кроме того, мы добились рекордных показателей по экспорту.

В целом экономическое состояние корпорации мы рассматриваем как устойчивое и достаточно стабильное. Проблемные вопросы, как у любого живого организма, в корпорации есть, но все они, на наш взгляд, решаемы.

2018 год был достаточно интересным и непростым с точки зрения поставленных задач.

Удалось либо завершить знаковые для нас программы, либо подтвердить те характеристики изделий ВВТ, которые в них закладывались. Были успешные пуски крылатой ракеты Х-101 и планирующего гиперзвукового блока «Авангард», о котором, наверное, слышал даже глухой, пуски на Дальнем Востоке...

Продолжалась модернизация головной площадки в подмосковном Королеве. Завершено строительство так называемой входной группы, где теперь в комфортных условиях работают специалисты, которые занимаются приемкой покупных изделий, проверяют комплектующие, материалы. Завершаем возведение заготовительно-складского комплекса, капитальный ремонт сборочного и механического цехов.

В целом условия работы за последние 17 лет на предприятиях корпорации существенно изменились. Идет омоложение коллектива. Средний возраст работников – 46 лет. Выработка в целом по корпорации на одного человека превышает 4,5 миллиона рублей. Это серьезный показатель, для нашей страны один из лучших.

– Вы упомянули о концерне «Гранит-Электрон». Чем вызвано его включение в состав КТРВ?

– Прежде всего тематикой разработок, напрямую связанной с продукцией предприятий корпорации. Концерн занимается системами целеуказания, управления, корабельными автоматизированными системами. Почти 60 процентов заказов приходится на субхолдинг «НПО машиностроения», который входит в состав КТРВ с 2012 года. Уже тогда было понятно, что такое объединение полезно. Так что включение концерна «Гранит-Электрон» в состав корпорации – производственная целесообразность.

– Недавно Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) опубликовал очередной годовой рейтинг крупнейших мировых производителей оружия, в котором КТРВ заняла 23-ю строчку, что на 12 пунктов выше, чем в предыдущем году. За счет чего так продвинулись?

– Можно добавить, что за период с 2012 года, когда корпорация впервые приняла участие в этом рейтинге, мы поднялись с 74-го на 23-е место. Высоких результатов достигли за счет оптимизации затрат и одновременного внедрения инновационных технологий.

Использование современного программного обеспечения на всех этапах создания техники, рацпредложения, обновление оборудования позволили снизить расход энергии и трудоемкость, к минимуму свести форс-мажорные составляющие.

Сегодня в соответствии с федеральными целевыми программами реализуется более сотни проектов по реконструкции и техническому перевооружению производства на сумму около 70 миллиардов рублей. И примерно в том же объеме средства привлекаются из нашей прибыли согласно стратегии развития.

– В состав КТРВ входят достаточно самостоятельные предприятия и объединения с мощным бэкграундом, выпускающие обширную номенклатуру продукции – от торпед до сверхзвуковых ракет. А какую роль играет головная структура в управлении? Какие задачи и насколько успешно она решает?

– В корпорации отсутствует юридически выделенная управляющая компания. Функция управления всей интегрированной структурой осуществляется головным предприятием, которое одновременно является разработчиком и производителем высокоточного оружия. Оно занимается координацией деятельности предприятий в разработке и создании перспективных образцов ВВТ, осуществляет контроль выполнения ГОЗ, федеральных целевых программ технологической направленности и контрактов с инозаказчиками, управляет инвестиционными проектами и имущественным комплексом, проведением единой научно-технической и технологической политики, выполняет целый ряд других функций. Для выработки единой политики созданы коллегиальные органы. В первую очередь это Совет корпорации, куда входят все директора предприятий, а также НТС корпорации, Совет по экономике и финансам, Совет главных бухгалтеров, Совет по качеству, Совет главных инженеров, Совет главных технологов, Совет по информационным технологиям. И, конечно, на всех предприятиях работают, именно работают Советы директоров, решения которых обязательны для исполнения. В целях контроля финансово-экономического состояния предприятий введены система финансово-экономического управления (включающая 44 бюджета) и Единый расчетный кассовый центр для акцептования важных платежей.

– В интервью РБК глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин высказал идею об объединении КТРВ и концерна «Алмаз-Антей» с Роскосмосом. Готово ли руководство КТРВ на интеграцию с Роскосмосом в какой-либо форме?

– Никаких официальных обращений к нам по этому вопросу не было. Дмитрия Олеговича Рогозина очень хорошо знаю и уважаю как достаточно яркого человека. Он был председателем Совета директоров АО «КТРВ». Если это планы серьезные, то, по моему мнению, необходимо переговорить по крайней мере с теми, кого он хотел бы видеть в своих рядах.

Ни одного рубля лишнего у корпорации нет. Мы реализуем много проектов в рамках ФЦП. Необходимо исполнять решения президента Российской Федерации по реализации майских указов, решать социальные задачи, в том числе повышать зарплату работникам. Нельзя забывать также о диверсификации производства. А любой такой проект требует огромных вложений как на этапе разработки, так и при серийном производстве продукции. Поэтому повторю: все надо очень тщательно проанализировать и взвесить.

– Вы сказали, что об «Авангарде» слышал даже глухой. Это удивительное достижение, о котором говорит весь мир. Но никто не знает, каков конкретно вклад КТРВ в создание этого вида вооружения, какие научно-технические прорывные решения пришлось принимать?

– Рассказать о конкретном вкладе в это изделие не имею возможности. Более того, считаю, чем меньше мы говорим об этих вещах, тем лучше.

– 22 ноября 2018 года на итоговом совещании в Анапе с руководящим составом Минобороны России и главами предприятий ОПК президент России Владимир Путин поставил задачу внедрения полного жизненного цикла выпускаемых изделий ВВТ. Насколько корпорация готова к ее выполнению?

– Внедрение полного жизненного цикла предусматривает проведение работ начиная с проектирования изделия до его утилизации. Для этого у нас есть все возможности. Корпорация к выполнению таких контрактов готова.

– В Сирии прошли апробацию в боевых условиях свыше 600 образцов современных и перспективных ВВТ. Как показали себя изделия КТРВ? Какие новые качества приобретут средства поражения после доработки по итогам операции ВКС в САР?

– Применение авиационных средств поражения в боевых действиях – хорошая проверка изделий, которая подтверждает правильность принятых решений в ходе математического, полунатурного моделирования и испытательных пусков. Реальные боевые условия да еще и в жарком, пустынном и полупустынном климате показали направления, на которых необходимо сосредоточить усилия по совершенствованию техники.

– Вспомним успешное боевое применение по террористам ракет Х-101. Сегодня это изделие – пик технической мысли в области крылатых ракет большой дальности? Или в ближайшее время можно ожидать появления чего-то нового в данном сегменте вооружения?

– Считаю, что Х-101 – лучшее оружие из всего класса крылатых ракет с уникальными характеристиками по дальности и точности. У Х-101 прекрасная селективность в выборе цели. На этой ракете стоит оригинальная, весьма сложная система наведения, которая позволяет в полете постоянно определять свое местоположение в пространстве. Даже GPS и ГЛОНАСС для Х-101 вторичны, она может обходиться без них.

Совершенствование этой ракеты, как и других изделий, несомненно, будет продолжено. Основные показатели модернизации для любого высокоточного оружия – повышение дальности стрельбы, точности попадания в цель, улучшение систем противодействия средствам ПВО.

– Массовые закупки истребителя Су-57 пока не планируются, поскольку боевой потенциал самолетов поколения «4++» не исчерпан. Но может дело еще в том, что не готовы авиационные средства поражения, разрабатываемые у вас для Су-57?

– У нас несколько ОКР по авиационным и морским средствам поражения. Это изделия различного назначения: «воздух-воздух», «воздух-поверхность», «воздух-корабль». Примерно треть из них связаны с береговыми комплексами и подводным морским оружием.

Что касается авиационных средств поражения для Су-57, то работа над созданием комплекса высокоточного оружия для истребителя пятого поколения идет в соответствии с утвержденными планами.

– И все-таки какие задачи в области разработки авиационных средств поражения сегодня приоритетны для вас?

– В 2019 году мы должны выполнить более десятка ОКР, среди которых, как уже сказал, есть и авиационная составляющая, и морская. В этом отношении мы стали, образно говоря, всеядны.

Основным параметром при разработке АСП остается соотношение «стоимость-эффективность». Средство поражения должно быть намного дешевле поражаемой цели, лететь быстрее, иметь более компактные размеры, поражать цель точнее и с большей разрушительной силой. Все эти направления отрабатываются конструкторскими коллективами корпорации.

В разное время были завершены ОКР и сейчас в соответствии с ГОЗ изделия ставятся на серийное производство. Новые АСП формируют комплексы авиационного вооружения модернизируемых и перспективных самолетов оперативно-тактической и дальней авиации. Это позволит успешно решать любые боевые задачи.

В области морского оружия создаются почти все виды подводных средств, включая противолодочные торпеды и ракеты, минные и противоминные комплексы, системы информационного противодействия и противоторпедной защиты, а также противокорабельные ракетные комплексы морского и берегового базирования.

– В каком направлении ведется совершенствование малогабаритного противолодочного комплекса с антиторпедой «Пакет-Э/НК»?

– Комплекс «Пакет-Э/НК» имеет хороший модернизационный потенциал и может быть при необходимости доработан для борьбы с новыми типами угроз. В перспективе он может противодействовать, например, необитаемым подводным аппаратам. В развитие данной тематики в АО «ГНПП «Регион» развернуты работы по созданию универсальной по носителям и целям малогабаритной торпеды.

– Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» является головной по созданию гиперзвуковых средств поражения. С кем вы взаимодействуете и каково ваше видение перспектив в этом направлении?

– Тематика гиперзвука, как видим, оказалась востребована. Сам занимаюсь ею достаточно давно – с начала 80-х, в том числе анализом того, что делается на данном направлении в других странах. Пришел к выводу: кто первым освоит эти технологии, тот получит серьезные преимущества не только в военной области, но и в материаловедении, двигателестроении, электронике, аэродинамике. Для этого, как вы понимаете, нужен скачок, технологический прорыв.

Мой прогноз о достижении к началу 2020-х годов скорости в шесть-семь Махов для управляемых продолжительных полетов в атмосфере не изменился. По этой теме идут активные работы. Наши ведущие предприятия взаимодействуют с Фондом перспективных исследований, Академией наук, ВИАМ, ЦАГИ, другими научными организациями. Это требует системного, очень широкого подхода, использования результатов фундаментальных исследований.

Нельзя обойтись и без полунатурного моделирования. Читал, что в Китае, например, к 2020 году должны запустить в работу гигантскую аэродинамическую трубу, которая позволит испытывать летательные аппараты на скоростях до 25 Махов. Ее длина – около 400 метров. В этом случае КНР получит суперстенд для полунатурного моделирования на земле, потому что натурные испытания в воздухе, прямо скажем, недешевы.

Но самое основное для освоения гиперзвука – двигатель. Прочитал в вашей газете – «Военно-промышленном курьере» заметку о том, что китайцы создают триединый двигатель, объединив турбореактивный, прямоточный и ракетный в одно целое. Крайне интересная вещь, но сложная. Прямоточный двигатель начинает работать только со скорости выше трех-четырех Махов. Чем его разогнать? Значит, нужно добиться дозвукового и сверхзвукового горения топлива, объединив в одном двигателе несколько режимов. Это архисложно, но работы, как видим, ведутся.

– Какими вы видите пути совершенствования управляемых авиабомб?

– Мы этим занимаемся, ориентируясь на общемировые тенденции развития данного класса авиационного ВТО и требования нашего основного заказчика. Ряд дополнительных задач возникает в связи с необходимостью обеспечить соответствие управляемых авиабомб перспективным носителям, а именно – повышение боеготовности, снижение заметности бомбардировщика, улучшение летно-технических характеристик при наличии боевой нагрузки, расширение условий автономного базирования...

– Может ли Украина составить вам конкуренцию по той же, скажем, Х-35, ведь двигательную установку для нее производил «Мотор Сич»? Говорят, бросковые испытания уже сделаны, двигатель есть…

– В настоящее время мы освоили производство нового изделия – ракеты Х-35УЭ исключительно с использованием отечественных комплектующих. Дальность ее полета по сравнению с Х-35Э увеличена более чем в два раза, помехозащищенность значительно выше. На ракету установлен двигатель с повышенной топливной эффективностью, новая пассивно-активная головка самонаведения. Что касается промышленности Украины, она не раз доказывала свою состоятельность и сбрасывать ее со счетов не нужно. Там люди с хорошим образованием, есть системный подход к решению задач. А как будет на практике, в сегодняшних условиях – жизнь покажет.

– Ожидает ли КТРВ сокращение гособоронзаказа после 2020 года? Если да – как планируется компенсировать снижение загрузки? Затронут ли вас обозначенные показатели диверсификации 17 процентов (2020 год), 30 процентов (2025-й), 50 процентов (2030-й)?

– Вопросу диверсификации производства уделяется пристальное внимание. Мы провели анализ наших технических возможностей на этот счет. У нас есть современное высокоточное оборудование, на котором можно изготавливать уникальные изделия, высококлассные специалисты, обладающие большим производственным опытом.

Но не стоит забывать, что КТРВ прежде всего – военное производство. Выпуск гражданской продукции у нас занимал скромную долю в общем объеме. Что касается цифр – 30 процентов к 2025 году, 50 процентов к 2030-му, то мы будем к этому стремиться. Целей никто не менял. Сейчас на предприятиях корпорации разрабатывается несколько новых проектов, реализация которых приблизит нас к целевому показателю диверсификации.

Приведу в качестве примера успешный опыт Таганрогского литейного завода. Проанализировав рынок, мы в 2015 году запустили там производство изделий из высокопрочного и серого чугуна, которые могут заместить на рынке продукцию европейских и китайских производителей. К настоящему времени на заводе работают порядка 250 человек, предприятие приносит прибыль. Получен серьезный заказ на изготовление продукции для РЖД.

Мы предлагаем готовую продукцию и разрабатываем перспективные изделия для многих отраслей промышленности – космоса, авиации, медицины, ЖКХ, топливно-энергетического комплекса. Например, с концерном «Гранит-Электрон» делаем медицинское оборудование, которое позволяет диагностировать онкологические заболевания на ранней стадии. Участвуем в программе производства композитных деталей для самолетов МС-21, двигателей ПД-14.

Планируем более активно сотрудничать с потенциальными заказчиками гражданской продукции в Российской Федерации (РЖД, РАО «ЕЭС», «Газпромом», Росатомом, Роснано и другими государственными корпорациями), а также за рубежом. В целом для корпорации поиск новых заказов и расширение продуктового ряда – задача номер один.

Справка «ВПК»

Борис Викторович Обносов родился в Москве 26 января 1953 года. Окончил МАИ по специальности «Инженер-механик по летательным аппаратам» (1976), затем инженерный поток мехмата МГУ по специальности «Прикладная математика» (1983).

В 90-е работал в постоянном Представительстве Российской Федерации при ООН, МИДе России в качестве старшего советника по вопросам безопасности и разоружения. Занимал ответственные должности в государственных компаниях – спецэкспортерах вооружений и военной техники.

С 13 марта 2003 года – генеральный директор ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение».

Доктор технических наук, профессор. Награжден орденами Дружбы, «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней, другими наградами федерального и регионального уровня.

Беседовал Олег Фаличев

Все публикации